MoonFox
Настоящие люди живут настоящим. Последняя "правда" Матрицы
Она ненавидела весь мир. Той лютой ненавистью, которой мы ненавидим что-то античеловечное. Но она винила мир во всех своих проблемах, поэтому и ненавидела именно его. И еще жалела себя. Жалела так, как не жалела бы мать своего умирающего ребенка. И был у нее только один друг. Друг имел форму бутылки с прозрачной или темно-коричневой резко пахнущей жидкостью, которую в последнее время это чертово правительство еще и запретило продавать после десяти вечера. Ну разве мир не дерьмо?! Ненавижу!
Нет, алкоголь конечно же не давал ей недостающего счастья, даже его иллюзию. Просто он отодвигал на завтра мысли о жизни, о работе, о будущем, в котором нет света. И так каждый день. Ведь каждый день похож друг на друга как две капли воды, когда вокруг мир-дерьмо...
Она не любила зеркала, потому что ей не нравилось то, что она в них видела. И в ее доме всегда царил полумрак. Утром, умываясь и чистя зубы, она старалась не смотреть в зеркало на следы вчерашнего дня, но перед работой все равно регулярно красилась недешевой косметикой, хотя ее лицо это не сильно меняло. Она была еще не стара, и когда-то слыла красивой девушкой, но сейчас уже с трудом можно было признать в ней привлекательную женщину.
...Диагноз прозвучал для нее неожиданно... Она всю жизнь разрушала себя, но принять мысль, что ей осталось жить не больше 2-3 месяцев разум не мог. И что странно, не смотря на шок, напиться совсем не хотелось. Может быть потому, что она понимала, что Бог наказал ее именно за это, а может быть ее просто тошнило от страха, и ни о каком алкоголе и думать было невозможно.
"Где справедливость?!" - думала она. "Я же не была счастлива, не любила никого, я всю жизнь одна! Почему это происходит именно со мной?!"
В больнице она сразу заметила его. Еще бы: высокий статный мужчина с чуть начавшими седеть черными волосами, красивый, с грустными, но ясными глазами. Даже когда он улыбался, в его глазах была такая печаль... Он каждый день навещал маму. Она лежала в соседней палате, но познакомиться с ней так и не сложилось, потому что срок ее пришел вчера. Но она познакомилась с ним. Его звали Сергей. У него был красивый низкий голос. И вот впервые в жизни она была ВЛЮБЛЕНА! До умопомрачения! Как в книгах и фильмах! Нет, сильнее! Ведь она столько лет ждала этого!
Она засыпала с мыслью о нем, и просыпалась в ожидании его прихода. Впервые за последние годы она ждала каждый новый день.
И каждый день на тумбочке возле ее кровати стояла свежая роза. Она любила пионы и астры, но сказать ему это не решалась, так как видела, как нежно он держит в полусжатой ладони бутон цветка и что-то бормочет одними губами перед тем, как поставить его в воду.
Ее счастью не было предела. Она могла бы летать, но силы покидали ее тело быстрее, чем росли крылья...
Он был с ней до последнего дня. Он не смел плакать при ней, внушая ей уверенность всем своим спокойным видом, но, выходя из палаты, его буквально скручивало от бессилья, и комок подступал к горлу, и слезы катились градом из глаз. Он не верил в Бога, но все равно молил его о Чуде. И она молила Бога дать ей еще хотя бы год жизни, год Счастья. Но Богу нет дела до людишек, неважно праведники они или грешники.
И она умерла... Она ушла тихо и без страданий, как всегда ожидая утра, когда снова увидит его.

Она очнулась с сильной головной болью, лежа на полу на ковре. Рядом была опрокинутая бутылка и лужица резкопахнущей бесцветной жидкости. Но она была жива! Значит это всего лишь пьяный бред?! Но как же так?! Он же был такой реальный?! Значит Сережа - плод воспаленного воображения?! Нет!!! Но ведь больница была такая реальная! Ведь она же никогда не лежала в такой больнице.
Была суббота, 10 часов утра. Она как могла привела себя в порядок трясущимися руками и поехала по адресу, который запомнился ей во сне. Как ни странно, там действительно был больничный корпус.
Вот и 5 этаж, и "ее" палата. В палате лежали четверо мужчин. И на "ее" месте слева у окна лежал Сережа. Он был бледен, но так же красив, как и во сне. И его светлые глаза были так же печальны, но еще в них была боль.
Она бросилась к нему, припала к кровати и обняла крепко за шею. Она плакала, от счастья или она сама не знала почему. А он был в недоумении, кто эта женщина и почему она плачет у него на груди. Его действительно звали Сергей. Он служил на АПЛ в команде обслуживания реактора и получил во время пожара терминальную дозу облучения. Не смотря на все усилия врачей, он медленно, но неотвратимо умирал от лейкемии. Сначала его мучили пересадками костного мозга и химией, но врачи сразу сказали его коллегам и друзьям, что они должны попрощаться с Сергеем.
На следующий день она с утра была уже у дверей палаты с пакетом апельсинов, но его койка оказалась пуста, только свернутый рулоном матрац... Апельсины катились по полу из выпавшего пакета.
"Но почему я?!!!" - заломив руки к небу, воскликнула она. Но Богу нет дела до людишек. Неважно, праведники они или грешники.
И теперь, глядя на бутылку, ей кажется, что в стекле отражается его бледное лицо с ясными, полными скорби глазами.
Завтра будет новый день, новая жизнь. Каждый день станет не похож на другой. В них будет смысл. Будущее настанет. Стакан не полон и не пуст наполовину, стакана просто нет.

PS: посвящается всем потерявшим надежду на долгом пути. Спешите жить, второго шанса может не быть.

@темы: проза